Судебная практика по спорам с госорганами

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Рег. № 33-262/2015

Судья: Князева О.Е.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Ильичевой Е.В.

судей

Бакуменко Т.Н., Белоногого А.В.

при секретаре

У.

рассмотрела в открытом судебном заседании 12 января 2015 года гражданское дело № 2-1801/14 по апелляционной жалобе Д.И. на решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 18 августа 2014 года по заявлению Д.И. об оспаривании решения Управления Федеральной миграционной службы России по Санкт - Петербургу и <адрес>.

Заслушав доклад судьи Ильичевой Е.В.,

Выслушав объяснения представителя заявителя Д.И.Ф.А.В., представителя заявителя Д.И.Д.Ю.Г.., представителя заинтересованного лица Управления Федеральной миграционной службы России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области – К.Е.И., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Решением Дзержинского районного суда Санкт –Петербурга от 18 августа 2014 года отказано в удовлетворении требований Д.И. о признании незаконным решения Управления Федеральной миграционной службы России по Санкт – Петербургу и Ленинградской области о неразрешении въезда Д.И. в Российскую Федерацию.

В апелляционной жалобе Д.И.. просит решение суда отменить, полагает его незаконным.

Заявитель Д.И. в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом о дате и времени рассмотрения апелляционной жалобы, в связи с чем, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие заявителя.

Судебная коллегия, выслушав явившихся участников процесса, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, полагает решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В силу части 1 статьи 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы.

В соответствии со статьей 255 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых: нарушены права и свободы гражданина; созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод; на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

Как следует из части 4 статьи 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего и права либо свободы гражданина не были нарушены.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», при рассмотрении дела по существу суду надлежит выяснять: имеет ли орган (лицо) полномочия на принятие решения или совершение действия. В случае, когда принятие или непринятие решения, совершение или несовершение действия в силу закона или иного нормативного правового акта отнесено к усмотрению органа или лица, решение, действие (бездействие) которых оспариваются, суд не вправе оценивать целесообразность такого решения, действия (бездействия), например при оспаривании бездействия, выразившегося в непринятии акта о награждении конкретного лица; соблюден ли порядок принятия решений, совершения действий органом или лицом в том случае, если такие требования установлены нормативными правовыми актами (форма, сроки, основания, процедура и т.п.). При этом следует иметь в виду, что о незаконности оспариваемых решений, действий (бездействия) свидетельствует лишь существенное несоблюдение установленного порядка; соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного действия (бездействия) требованиям закона и иного нормативного правового акта, регулирующих данные правоотношения.

Основанием к удовлетворению заявления может служить нарушение требований законодательства хотя бы по одному из оснований, свидетельствующих о незаконности принятых решений, совершенных действий (бездействия).

Как следует из материалов дела <дата> Управлением Федеральной миграционной службы России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области было вынесено решение о неразрешении въезда на территорию Российской Федерации Д.И. сроком до <дата>. О принятом решении заявитель узнал из ответа Управления Федеральной миграционной службы России по Санкт – Петербургу и Ленинградской области от <дата>, которым ему было отказано в выдаче разрешения на временное проживание на основании пункта 1.2. статьи 7 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», в связи с имеющимся в отношении него решением о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации.

При принятии решения о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации отдел Управления Федеральной миграционной службы России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области исходил из требований пункта 4 статьи 26 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», согласно положениям которого въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства может быть не разрешен в случае, если иностранный гражданин или лицо без гражданства два и более раза в течение трех лет привлекались к административной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации за совершение административного правонарушения на территории Российской Федерации.

Основаниями для принятия такого решения явилось то, что вступившими в законную силу постановлением от <дата> заявитель признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей №... Кодекса Российской Федерации об Административных правонарушениях, постановлением от <дата> по делу об административном Д.И. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей №... Кодекса Российской Федерации об Административных правонарушениях.

Оспаривая принятое в отношении него решение о неразрешении въезда в Российскую Федерацию, Д.И. ссылался, что проживает на территории Российской Федерации с <дата>, соблюдал миграционный режим, с <дата> по <дата> имел разрешение на временное проживание. Кроме того, с <дата> состоит в браке с гражданкой Российской Федерации Д.Ю.Г. и является отцом <...> Д., <дата> года рождения, который является гражданином Российской Федерации.

Оценивая доводы заявления, суд пришел к выводу, что принятое Управлением Федеральной миграционной службы России по Санкт – Петербургу и Ленинградской области решение о неразрешении въезда не противоречит положениям пункта 4 статьи 26 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ, предусматривающего основания для отказа иностранному гражданину в разрешении на въезд в Российскую Федерацию, поскольку Д.И. два и более раза в течение трех лет привлекался к административной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Кроме того, суд указал, что поскольку материалы дела не содержат доказательств того, что несовершеннолетний Д. является гражданином Российской Федерации, то не имеется оснований полагать, что оспариваемым решением заинтересованное лицо осуществило неоправданное вмешательство в личную жизнь Д.И., в связи с чем не имеется оснований для учета норм части 2 статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (4 ноября 1950 года, г. Рим), которыми не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление права каждого на уважение его личной и семейной жизни, и поэтому, соответственно, оспариваемое решение является законным.

Судебная коллегия полагает, что указанные выводы суда постановлены без учета всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора.

Так, из материалов дела следует, что заявитель является отцом <...> Д., <дата> года рождения.

Согласно свидетельству о рождении от <дата>, Д. <...>

Согласно части 1 статьи 7 Конвенции о правах ребенка право на гражданство возникает у ребенка с рождения. Приобретение российского гражданства по рождению является одним из оснований, закрепленных в Федеральном законом от 31 мая 2002 N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации" (пункт «а» статьи 11).

Датой приобретения гражданства по рождению по российскому законодательству является дата рождения. Законодатель вводит ряд правил определения гражданства по рождению, закрепленных в статье 12 Федерального закона N62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации".

Так, в соответствии с пунктом «в» части 1 статьи 12 Федерального закона N62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации" ребенок приобретает гражданство Российской Федерации по рождению, если на день рождения ребенка один из его родителей имеет гражданство Российской Федерации, а другой родитель является иностранным гражданином, при условии, что ребенок родился на территории Российской Федерации либо если в ином случае он станет лицом без гражданства.

Между тем наличие у ребенка гражданства Российской Федерации по рождению подлежит оформлению и удостоверяется паспортом гражданина Российской Федерации или иными документами, перечисленными в Положении о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации.

Судебная коллегия полагает, что при разрешении настоящего спора, судом не была предоставлена заявителю возможность устранить имеющиеся у него сомнения, относительно гражданства <...> Д. В то же время материалы дела содержали сведения, подтверждающие наличие у <...> гражданства Российской Федерации по рождению (свидетельство о рождении).

В суд апелляционной инстанции, заявителем был представлен заграничный паспорт гражданина Российской Федерации согласно которому Д. является гражданином Российской Федерации.

На основании изложенного, судебная коллегия находит обоснованными доводы Д.И. о наличии у него на территории Российской Федерации <...> – гражданки Российской Федерации, а также <...> Д. <дата> года рождения, являющегося гражданином Российской Федерации. Совместное проживание заявителя с членами его семьи заинтересованным лицом не оспорено.

Таким образом, судебная коллегия полагает, что неразрешение въезда Д.И. на территорию Российской Федерации, где проживает его семья, в данном рассматриваемом случае будет являться существенным вмешательством в личную семейную жизнь заявителя, поскольку делает невозможным его совместное проживание с семьей, что существенным образом влияет на условие жизни его несовершеннолетнего ребенка.

Так, в соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

В соответствии с пунктом 4 статьи 26 Федерального закона от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства может быть не разрешен в случае, если иностранный гражданин или лицо без гражданства, в том числе, неоднократно (два и более раза) в течение трех лет привлекались к административной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации за совершение административного правонарушения на территории Российской Федерации, - в течение трех лет со дня вступления в силу последнего постановления о привлечении к административной ответственности.

Вместе с тем, пункт 1 статья 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод закрепляет право каждого на уважение его личной и семейной жизни.

При этом в соответствии с пунктом 2 статья 8 Конвенции не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Согласно статье 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

В силу части 3 статьи 62 Конституции Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 02 марта 2006 года N 55-0 по жалобе гражданина Грузии Тодуа Кахабера на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 7 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", исходя из общих принципов права, установление ответственности за нарушение порядка пребывания (проживания) иностранных граждан в Российской Федерации и, соответственно, конкретной санкции, ограничивающей конституционные права граждан, должно отвечать требованиям справедливости, соразмерности конституционно закрепленным целям (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации), а также отвечать характеру совершенного деяния. Европейский Суд по правам человека неоднократно отмечал, что лежащая на государствах ответственность за обеспечение публичного порядка обязывает их контролировать въезд в страну и пребывание иностранцев и высылать за пределы страны правонарушителей из их числа, однако подобные решения, поскольку они могут нарушить право на уважение личной и семейной жизни, охраняемое в демократическом обществе статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, должны быть оправданы крайней социальной необходимостью и соответствовать правомерной цели.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" от 10 октября 2003 года N 5 также разъяснено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

В силу статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г. Рим, 4 ноября 1950 года), вступившей в силу для России 05 мая 1998 года, вмешательство со стороны публичных властей в осуществление прав на уважение личной и семейной жизни не допускается, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Из разъяснения Европейского суда по правам человека следует, что, хотя право иностранца на въезд или проживание в какой-либо стране как таковое Конвенцией о защите прав человека и основных свобод не гарантируется, высылка лица из страны, в которой проживают близкие члены его семьи, может нарушать право на уважение семейной жизни, гарантированное пунктом 1 статьи 8 Конвенции. При этом нарушенными в большей степени могут оказаться права и интересы не только самого выдворенного, но также и членов его семьи, включая несовершеннолетних детей, которые, в силу применения подобных мер реагирования со стороны государства, фактически несут "бремя ответственности" за несовершенное правонарушение.

Судебная коллегия полагает, что из изложенного следует, что для государственного органа при принятии решения о неразрешении въезда имеют значение факты нарушения положений Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». Иные обстоятельства для заинтересованного лица правового значения на момент принятия решения не имеют.

С учетом вышеприведенных норм права и разъяснений о порядке их применения указанное неразрешение на въезд может быть преодолено заявителем в избранном им порядке в связи с наличием каких-либо исключительных, объективных причин личного характера, которые бы подтверждали чрезмерное и неоправданное вмешательство Российской Федерации в его личную и семейную жизнь. При этом несоразмерность этого вмешательства должна быть очевидна, несмотря на сознательное совершение заявителем нарушения действующего законодательства, в период своего пребывания в Российской Федерации.

Судебная коллегия полагает, что в рассматриваемом случае можно прийти к выводу о наличии у заявителя таких объективных причин личного характера.

С учетом указанных обстоятельств, судебная коллегия приходит к выводу о незаконности оспариваемого решения Управления Федеральной миграционной службы России по Санкт – Петербургу и Ленинградской области от <дата> о неразрешении Д.И. въезда в Российскую Федерацию.

Однако, признавая решение от <дата> Управления Федеральной миграционной службы России по Санкт–Петербургу и Ленинградской области о неразрешении въезда Д.И. в Российскую Федерацию незаконным, судебная коллегия приходит к выводу о наличии у Федеральной службы формальных оснований для принятия оспариваемого решения, исходя из представленных в материалы дела доказательств свидетельствующих о привлечении заявителя к административной ответственности.

С учетом установленного, судебная коллегия в силу требований пункта 2 статьи 328 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации полагает принять по делу новое решение об удовлетворении заявления Д.И. о признании незаконным решения Управления Федеральной миграционной службы России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о неразрешении въезда на территорию Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 18 августа 2014 года отменить, принять по делу новое решение.

Признать незаконным решение Управления Федеральной миграционной службы России по Санкт – Петербургу и Ленинградской области от <дата> о неразрешении въезда в Российскую Федерацию гражданина <...> Д.И., <дата> года рождения.

Председательствующий:

Судьи: