Судебная практика по договорным спорам

Решение суда о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

02 февраля 2011 года город Москва

  Басманный районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Демидович Г.А., при секретаре Карповой В.С., с участием истца Ермаковой А.В., представителя истца Ипполитовой И.Ю., ответчика Каменихиной Н.А., представителя ответчика - Наумкиной М.С., 3-го лица - Ермакова В.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-286/11 по иску Ермаковой Л.В. к Каменихиной Н.А. исковое заявление о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки,

установил:

  Истец Ермакова Л.В. обратилась в суд с иском о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки, к Каменихиной Н.А мотивируя свое обращение тем, что между сторонами 22 декабря 2007 года был заключен договор дарения <данные изъяты> доли квартиры, в соответствии с которым истец Ермакова Л.В. подарила, принадлежащую ей на праве собственности <данные изъяты> доли в квартире, расположенной по адресу: <адрес> Каменихиной Н.А., однако данная сделка была совершена на крайне невыгодных для истца условиях.

  28 декабря 2010 года истцом подано уточненное исковое заявление, в соответствии с которым Ермакова Л.В. уточнила основания иска, указав, что заключила договор дарения доли в квартире, под влиянием заблуждения (л.д. 44-47).

  Истец Ермакова Л.В. и представитель истца Ипполитова И.Ю. в судебное заседание явились, заявленные исковые требования поддержали в полном объеме.

  Ответчик и представитель ответчика Радович И.С. в судебное заседание явились, против удовлетворения исковых требований возражали. по мотивам изложенным в отзыве на исковое заявление (л.д. 124-125), заявив ходатайство о пропуске истцом срока для обращения с иском в суд.

  3-е лицо Ермаков В.А. в судебное заседание явился, исковые требования поддержал в полном объеме.

  3-е лицо нотариус г. Москвы Бондарев Н.А. в судебное заседание не явился, о дате и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом.

  В силу ч.3 ст. 167 ГПК РФ, суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле, извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не предоставлены сведения о причинах неявки или признает причины их неявки неуважительными.

  Суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся 3-его лица нотариуса г. Москвы Бондарева Н.А., поскольку он о дате и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом, ходатайств об отложении дела перед судом не заявлял.

  Суд, выслушав истца и ее представителя, ответчика и ее представителя, 3-е лицо Ермакова В.А., допросив свидетелей ФИО9, ФИО10, ФИО11, ФИО14, ФИО12, исследовав письменные материалы дела, обозрев видеозапись, считает, что исковые требования Ермаковой Л.В. не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

  Частью 1 ст. 178 ГК РФ установлено, что сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

  Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

  В соответствии со ст. 167 ГК РФ, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

  Как установлено в судебном заседании и следует из материалов дела, Ермаковой Л.В. на праве собственности принадлежала <данные изъяты> доли в квартире №, расположенной по адресу: <адрес>, что подтверждается копией свидетельства о государственной регистрации права (л.д. 25). Сособственниками спорной квартиры также являются: Ермаков В.А. имеющий долю в праве в размере <данные изъяты> и ФИО4, имеющий долю в праве в размере <данные изъяты>.

  22 декабря 2007 года между Ермаковой Л.В. и Каменихиной Н.А. был заключен договор дарения доли квартиры, в соответствии с которым Ермакова Л.В. безвозмездно передала в собственность Каменихиной Н.А., принадлежащую ей <данные изъяты> доли в трехкомнатной квартире, расположенной по адресу: <адрес> (л.д. 26).

  21 января 2008 года за Каменихиной Н.А. было зарегистрировано право собственности на спорную долю квартиры и было выдано свидетельство о государственной регистрации права (л.д. 27).

  Указанные фактические обстоятельства дела сторонами не оспаривались и подтверждаются вышеперечисленными материалами дела.

  В судебном заседании истец Ермакова Л.В. и представитель истца Ипполитова И.Ю. показали, что истец 22 декабря 2007 года заключила с ответчиком, являющейся ее дочерью, договор дарения принадлежащей ей <данные изъяты> доли в квартире, расположенной по адресу: <адрес>, надеясь на то, что Каменихина Н.А. будет осуществлять за ней уход и оказывать материальную помощь. Однако после заключения договора ответчик прекратила оказывать какую-либо помощь, а также прекратила финансировать ремонт в спорной квартире и оплачивать коммунальные платежи. Также истец в судебном заседании пояснила, что заключая договор дарения она понимала какой именно договор она заключает, осознавала, что передает принадлежащую ей долю в квартире в дар, то есть безвозмездно.

  Вместе с тем представитель истца Ипполитова И.Ю. пояснила, что ответчик ввела истца в заблуждение при заключении договора, так как Ермакова Л.В. заключая договор дарения, полагала, что заключает договор ренты с пожизненным содержанием, поскольку ответчик обещала оказывать ей материальную поддержку. Кроме того, представитель истца возражала против заявленного ответчиком ходатайства о пропуске срока исковой давности указав, что срок для обращения с иском в суд Ермаковой Л.В. не пропущен, так как о том, что истец заблуждалась относительно природы сделки Ермакова Л.В. осознала в мае 2010 года, после того, как один из сособственников квартиры, ФИО4 подарил принадлежащую ему <данные изъяты> долю квартиры посторонним людям и данный договор был им заключен также под влиянием ответчика, в связи с чем полагала, что срок исковой давности подлежит исчислению именно с мая 2010 года, а с иском в суд Ермакова Л.В. обратилась в августе 2010 года, то есть, по мнению представителя истца, в пределах установленного законом годичного срока.

  Ответчик и представитель ответчика Радович И.С. в судебном заседании пояснили, что на момент заключения договора истец не была лишена дееспособности, имела определенный жизненный опыт, самостоятельно собирала документы для оформления договора дарения, в связи, с чем полагали, что Ермакова Л.В. не заблуждалась относительно природы сделки. Кроме того, истец показала, что заключение данного договора дарения являлось инициативой истца, которая неоднократно предлагала заключить данный договор. Также представителем ответчика было заявлено ходатайство о пропуске истцом срока для обращения с иском в суд, поскольку договор дарения был заключен 22.12.2007 года, данный договор удостоверен нотариусом, правовые последствия разъяснены, дееспособность сторон проверена, в связи, с чем истцу было известно о заключенном договоре именно в момент его заключения, а с иском в суд Ермакова Л.В. обратилась в августе 2010 года, то есть по истечении установленного законом срока.

  3-е лицо Ермаков В.А. в судебном заседании показал, что истец после смерти своего супруга в 2002 года, стала злоупотреблять спиртными напитками, у нее ухудшилось состояние здоровья, а ответчик имея навыки убеждения ввела Ермакову Л.В. в заблуждение относительно природы сделки, и настояла на заключении договора дарения. Кроме того, 3-е лицо также указал, что, заключая данный договор, истец, не осознавала, что лишает его (Ермакова В.А.) семью жилья, так как его семья нуждается в жилье, поскольку проживает в неблагоприятных условиях в Московской области, а семья ответчика имеет несколько квартир и является более обеспеченной, в связи с чем полагал, что договор дарения, был заключен истцом под влиянием заблуждения.

  В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

  Допрошенная в судебном заседании 12 января 2011 года свидетель ФИО9 показала, что является соседкой истца и после смерти супруга истец стала очень нервозной, стала злоупотреблять спиртными напитками. Также свидетель указала, что ей известно со слов истца о том, что ответчик не приезжала к Ермаковой Л.В. в больницу и ухода не оказывала.

  Допрошенная в судебном заседании 12 января 2011 года свидетель ФИО10 пояснила, что является соседкой истца, которая после смерти мужа стала злоупотреблять спиртными напитками. Также истец ей сообщила, что заключила с дочерью договор дарения квартиры. В квартире был произведен ремонт и истец ей (ФИО10) сообщила, что денежные средства на ремонт она занимала.

  Допрошенная в судебном заседании 12 января 2011 года свидетель ФИО13 показала, что знакома с истцом, так как Ермакова Л.В. была ее няней с 12 лет, и один раз в месяц бывает в квартире истца. После 2007 года в квартире был произведен ремонт и истец обращалась к ней с просьбой занять денег. Каких либо психологических изменений, а также злоупотребление истцом спиртными напитками, она (ФИО13) не заметила.

  Допрошенный в судебном заседании 12 января 2011 года свидетель ФИО14 показал, что является внуком Ермаковой Л.В. и племянником Каменихиной Н.А. и после смерти мужа истец стала злоупотреблять спиртными напитками, у нее ухудшилось состояние здоровья. В 2007 году в квартире начался ремонт, который помогал производить Ермаков В.А. Ответчик оказывала помощь в производстве ремонта лишь в самом начале, а потом Каменихина Н.А. исчезла с деньгами истца и ремонт прекратился.

  Допрошенная в судебном заседании свидетель ФИО12 показала, что является дочерью Каменихиной Н.А. и внучкой Ермаковой Л.В. и летом 2007 года неоднократно слышала, как истец предлагала ответчику заключить договор дарения.

  Суд критически относится к показаниям свидетелей ФИО14, ФИО12, поскольку данный свидетели являются родственниками сторон и заинтересованы в благоприятном исходе дела для той стороны, в интересах которой давали показания.

  Суд доверяет показаниям допрошенных свидетелей ФИО15, ФИО10, ФИО11, поскольку данные ими показания не противоречат собранным по делу доказательствам, согласуются с пояснениями сторон. Кроме того, суд не усматривает заинтересованности в исходе дела данных свидетелей.

  В ходе судебного заседания судом был произведен осмотр представленной истцом видеозаписи встречи между ФИО12 и Ермаковой Л.В. 27 октября 2010 года. Из данной видеозаписи следует, что между сторонами в рамках урегулирования спора была достигнута договоренность заключения мирового соглашения на условиях возврата ответчиком подаренной доли квартиры взамен уплаты истцом денежных средств.

  В соответствии со ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

  В силу ч. 2 ст. 166 ГК РФ требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.

  Согласно ч. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

  В соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

  Иск о признании договора дарения доли квартиры, заключенного 22 декабря 2007 года между Ермаковой Л.В. и Каменихиной Н.А. предъявлен истцом 12 августа 2010 года, то есть по истечении года со дня заключения договора.

  Согласно ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительными причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

  Каких-либо сведений, подтверждающих уважительность причин пропуска установленного законом срока, имевших место с 22 декабря 2007 года по 22 декабря 2008 истцом не указано, таких доказательств не представлено.

  Доводы истца о том, что срок ею не пропущен, поскольку Ермакова Л.В. перестала заблуждаться в мае 2010 года, когда к ней в квартиру пришли посторонние люди, сообщив о том, что являются собственниками <данные изъяты> в квартире, в связи с чем срок для обращения с иском в суд подлежит исчислению именно с мая 2010 года, суд находит не состоятельным, поскольку о заключенном договоре истцу стало известно 22.12.2007 года, при заключении договора, а указанная <данные изъяты> доля была отчуждена не ответчиком, а сособственником <данные изъяты> доли ФИО4, которому как собственнику в силу закона принадлежит в том числе и право распоряжения, принадлежащим ему имуществом.

  Других оснований, подтверждающих уважительность причин пропуска срока, истцом не указано, доказательств не представлено.

  При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что Ермакова Л.В. пропустила срок обращения с иском в суд без уважительных причин, оснований для восстановления данного срока, суд не находит.

  Кроме того, никаких доказательств заблуждения истца относительно природы сделки либо тождества Ермаковой Л.В. не представлено, а в ходе судебного заседания истец пояснила, что при заключении договора дарения присутствовала у нотариуса, имела возможность ознакомиться с представленным договором и понимала, что заключает именно договор дарения принадлежащей ей доли квартиры.

  Довод 3-го лица Ермакова В.А. о том, что Ермакова Л.В. не осознавала, что лишает его (Ермакова В.А.) семью жилья,   так как его семья нуждается в жилье, поскольку проживает в неблагоприятных условиях в Московской области, а семья ответчика имеет несколько квартир и является более обеспеченной, не имеет правового значения для дела, так как истец в ходе судебного заседания пояснила, что осознавала, что заключает с ответчиком именно договор дарения, а следовательно, не заблуждалась относительно природы сделки. Кроме того, договор дарения является односторонней сделкой и зависит только от воли дарителя, а не от имущественного положения одаряемого.

  Также суд не может согласиться с доводом представителя истца и 3-го лица Ермакова В.А. о том, что между сторонами был фактически заключен договор ренты с пожизненным содержанием с иждивением, так как при разрешении спора в досудебном порядке ответчик была готова заключить мировое соглашение с истцом на условиях возврата Ермаковой Л.В. ответчику затраченных денежных средств, что отражено в видеозаписи встречи, поскольку из представленной видеозаписи лишь следует, что сторонами обсуждались условия мирового соглашении и Каменихина Н.А. была не против заключить данное соглашения при условии компенсации понесенных ею расходов, что свидетельствует лишь о том, что стороны предпринимали попытки внесудебного урегулирования спора, однако заключение мирового соглашения является правом, а не обязанностью сторон. В представленной суду видеозаписи отсутствуют пояснения сторон о том, при компенсации каких именно расходов ответчик готова окончить дело мировым соглашением.

  Не исполнение ответчиком обязанности по оплате коммунальных платежей за принадлежащую ей на праве собственности 1/2 доли в спорной квартире не может явиться основанием для признания договора дарения недействительным, поскольку не исполнения ответчиком данной обязанности не изменяет природу сделки, а следовательно не доказывает заблуждение истца относительно данной природы, а лишь влечет для ответчика, как собственника жилого помещения, обязанного нести бремя содержания принадлежащего ей имущества, возможное возникновение неблагоприятных последствий в виде взыскания образовавшейся задолженности, в том числе и в судебном порядке.

  Исследовав и проанализировав представленные доказательства в их совокупности, Суд считает, что заявленные Ермаковой Л.В. исковые требования являются не обоснованными и в их удовлетворении должно быть отказано по выше указанным мотивам.

  На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

решил:

  В удовлетворении исковых требований Ермаковой Л.В. к Каменихиной Н.А. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки, отказать.

  Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение 10 дней.

  Кассационная жалоба подается через канцелярию Басманного районного суда г. Москвы.

Судья

Г.А.Демидович